Баннер

1.3. Методы унификации права международных контрактов

 

 

Во все периоды развития унификации права международных контрактов общепризнанным является стремление к достижению единообразия и уменьшению влияния национальных границ путем обеспечения для международных коммерческих сделок специального режима и тем самым к избежанию применения к таким сделкам национальных законов, регламентирующих внутренние сделки. Однако в отношении методов достижения указанных целей необходимой ясности нет.

Обращение к методам унификации объясняется не только стремлением автора выявить и попытаться классифицировать различные способы осуществления данного вида деятельности в рамках международного сообщества, выделить преимущества и недостатки того или иного способа или подхода. Хотя может показаться, что основное внимание должно уделяться предмету унификации, а используемый при этом инструментарий или методы достижения результата имеют при наличии общей заинтересованности государств второстепенное значение, практика свидетельствует о том, что это не так. Важен не только выбор предмета, круга вопросов, подлежащих унификации, не менее важным представляется и выбор наиболее адекватного (требующего наименьших затрат времени, усилий и средств) метода достижения общего согласия в отношении избранной темы.

Целью данного параграфа является выявление существующих методов и определение их роли в обеспечении достижимости конкретного результата в виде соответствующего международного документа и эффективности его реализации.

Практика международной торговли последних десятилетий свидетельствует, что даже обсуждаемые на представительных международных форумах и подписанные значительным числом государств международные конвенции получают неодинаковое признание этих государств, что проявляется в длительных сроках, которые занимает их ратификация и вступление в силу. Например, Гаагские конвенции 1978 и 1986 гг. о праве, применимом к отношениям представительства в международной купле-продаже товаров, и о праве, применимом к договорам международной купли-продажи, до сих пор не вступили в силу именно из-за отсутствия надлежащего числа ратификационных грамот, которыми соответствующие страны подтвердили бы свое согласие на принятие правил данных Конвенций; Гаагская конвенция 1955 г. о праве, применимом к купле-продаже движимых материальных вещей, вступила в силу в 1964 г.; Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи, подписанная в 1980 г., вступила в силу в 1988 г.; Римская конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам, подписанная в том же году, вступила в силу лишь с 1 апреля 1991 г. Число таких примеров может быть увеличено.

В доктрине данной проблеме уделялось достаточно внимания, и в качестве примера можно привести публикации таких зарубежных авторов, как Э. Рабель, Х. Гуттеридж, М. Пилотти, Р. Монако, М. Матеуччи, К. Липштейн, Р. Гуде, Т. Попеску, К. Шмиттгофф, Р. Давид, Б. Нольде, М. Бонелль, Х. Хольцман, Г. Парра-Арангурен, Ю. Базедов <*>. Естественно, данный перечень не является полным, поскольку приведены лишь те авторы, в работах которых затрагивался вопрос о формах и методах унификации.

--------------------------------

<*> Pilotti M. Les Methodes de l'Unification. Rapport general // Actes du Congres international de droit prive, tenu a Rome en juillet 1950 // Rome: UNIDROIT, 1951. IIeme volume. P. 336 - 338; David R. The International Unification of Private Law; Lalive P. Tendances et methodes en droit international prive (cours generаl). P. 48; Parra-Aranguren G. General Course of Private International Law: Selected Problems // Recueil des cours de l'Academie de droit international de la Haye. Tome 210. 1988-III. Dordrecht: Nijhoff, 1989. P. 50 - 517; Nadelmann J.H. Uniform Legislation Versus International Conventions Revisited // American Journal of Comparative Law. Vol. XVI. 1968. P. 28 - 50; Nolde B. La codificаtion du droit international prive // Recueil des Cours de l'Academie de droit international de la Haye. Tome 56. 1936-I. Paris: Sirey, 1936; Jayme E. Considerations historiques et actuelles sur la codification du droit international prive; Базедов Ю. Возрождение процесса унификации права: Европейское договорное право и его элементы // Российский ежегодник международного права. 1998 - 1999. СПб.: Россия-Нева. С. 66 - 89.

 

Обращение к отечественной доктрине также выявляет значительный интерес наших ученых к данной проблеме (в рамках рассмотрения общих вопросов международного частного права): в разное время об этом писали М.М. Богуславский, О.В. Воробьева, С.Н. Лебедев, Л.А. Лунц, Е.В. Кабатова, А.С. Комаров, В.М. Корецкий, С.Б. Крылов, О.Н. Садиков, С.В. Бахин. Применительно к отдельным предметным и географическим аспектам международной унификации указанные вопросы нашли отражение в работах С.В. Бахина, М.П. Бардиной, Н.Г. Дорониной, К.Ф. Егорова, Е.В. Кабатовой, А.С. Комарова, А.Л. Маковского, А.И. Минакова, В.С. Позднякова, М.Г. Розенберга, И.О. Хлестовой, Н.Г. Швыдак. Сравнительно небольшая по объему, но содержательная публикация С.Н. Лебедева об унификации правового регулирования международных хозяйственных отношений не только вызвала интерес в нашей стране, но и была опубликована УНИДРУА в журнале "Revue de droit uniforme" <*>.

--------------------------------

<*> См.: Лебедев С.Н. Унификация правового регулирования международных хозяйственных отношений. С. 15 - 43.

 

Наиболее гармоничны работы О.Н. Садикова и А.Л. Маковского. В учебнике "Международное частное право" после анализа ситуации, возникающей в международном частном праве вследствие наличия многочисленных и далеко не одинаковых национальных законов, О.Н. Садиков подчеркивает, что с конца прошлого века для отношений в сфере международного оборота началась разработка правовых норм, которые после принятия их заинтересованными государствами заменили бы разнородные положения национального законодательства и устранили тем самым отмеченные трудности. Такие нормы получили наименование унифицированных, а процесс их выработки - унификации правового регулирования. Им предложена стройная классификация унифицированных норм, в которой отражены различные их аспекты:

1) исходя из предмета регулирования различаются унифицированные материально-правовые нормы и нормы процессуальные, а также унифицированные коллизионные нормы, хотя и не обеспечивающие единства правового регулирования, но создающие единые коллизионные критерии и отсылки к определенному иностранному закону в соответствующих случаях; кроме того, различаются унифицированные нормы по отдельным вопросам международной торговли, брака и семьи, наследования и т.п.;

2) с точки зрения географического распространения унифицированных норм выделяется унификация универсальная и региональная;

3) с точки зрения способов юридического оформления - заключение международных договоров или конвенций, принятие рядом государств так называемых примерных законов или иных рекомендаций, выработанных специально созданными для этого органами или международными организациями (например, принятие на основе Типового закона о международном коммерческом арбитраже национальных законов по этому вопросу);

4) подчеркивается значение применения международных торговых обычаев, которые в отдельных сферах международного общения, таких, как торговое мореплавание, международные расчеты, достаточно широко применяются. Сюда же он относит и применение коммерсантами примерных договоров, типовых условий, отражающих оправдавшую себя внешнеторговую практику, однако в этом случае полной унификации не создается, а возникает известное единство в решении многих важных практических вопросов <*>.

--------------------------------

<*> См.: Садиков О.Н. Унифицированные нормы в международном частном праве. С. 39 - 41.

 

А.Л. Маковский выделяет два основных метода регулирования отношений в сфере морского транспорта в связи с проблемой унификации: метод коллизионного регулирования и метод создания унифицированных норм путем заключения международных соглашений. Он отмечает и новое явление, отличающее процесс унификации, как его понимали ранее в виде установления (процесс и результат) путем заключения международного соглашения единообразных норм морского права взамен действующих до этого различных по содержанию норм внутригосударственного права, состоящее в том, что правовое регулирование новых, не традиционных для морского права вопросов, которые ранее не были регламентированы национальным законодательством, все чаще получает выражение сначала в международных соглашениях, а впоследствии - в национальном законодательстве <*>. Данное заключение справедливо не только для отношений, возникающих в сфере торгового мореплавания, он полностью относится также и к отношениям международного коммерческого оборота, например регламентирования в ГК РФ не известных ранее отечественному обороту отношений финансового лизинга, факторинга, новые подходы Основ гражданского законодательства 1991 г. и ГК РФ к урегулированию прав и обязанностей сторон договора купли-продажи. Одновременно он подчеркивает, что возможности конвенционного метода регламентирования не безграничны и зависят по крайней мере от следующих составляющих:

--------------------------------

<*> См.: Маковский А.Л. О международно-правовом регулировании имущественных отношений в области торгового мореплавания. С. 100 - 117; Вопросы теории международно-правовой унификации права и состав международного частного права. С. 26 - 33; Международно-правовая унификация морского права. С. 37 - 59.

 

1) от выбора наиболее важных правил, регулирующих данную группу отношений и соглашения сторон относительно предмета регулирования будущей конвенцией;

2) от возможностей проведения переговоров с учетом большого числа участвующих в них государств с различным политическим строем и различиями в экономике, с различными правовыми системами;

3) от возможности нахождения разумного компромисса и нахождения единообразных решений.

Поэтому такой метод сочетается и должен сочетаться в дальнейшем с другими методами регулирования рассматриваемых отношений - с решением в тех же международных соглашениях относительно менее важных вопросов путем установления унифицированных коллизионных норм, отсылок к национальному законодательству участников соглашения и использования принципа автономии в