Баннер

Культурные и научные.

Декларируемый порядок ценностей в современном обществе отдает важное место так называемым «творческим» видам деятельности, и еще более важное – тем, что ассоциируются с развитием научного знания. Повсеместно принятые общественные ценности могут быть переведены в политические эквиваленты, которые, в свою очередь, могут опираться на природу перехода к миру. Отношение к переходу к миру тех, что обладает этими ценностями, также должно учитываться при его планировании. Зависимость, таким образом, культурных и научных достижений от военной системы будет важным положением в плане перехода, даже если данные достижения не имеют исконно необходимых социальных функций.
Из всех бессчетных дихотомий, изобретенных учеными для учета основных различий между стилями и циклами искусства, только одна является устойчиво непротиворечивой применительно к многообразию форм и культур. Вне зависимости от ее вербальной формулировки, основное противоречие заключается в следующем: Ориентирована ли работа на войну, или нет? Среди примитивных народов, танец войны является самой важной формой искусства. В других местах, завоевавшие продолжительное признание произведения литературы, музыки, живописи, скульптуры и архитектуры однозначно имели явное или имплицитное отношение к теме войны и выражали центральную роль войны для общества. Война, о которой шла речь, могла быть национальным конфликтом, как в пьесах Шекспира, музыке Бетховена или полотнах Гойи, или могла отражаться в форме религиозного, социального или морального конфликта, как в работах Данте, Рембрандта и Баха. Искусство, которое не может быть классифицировано как ориентированное на войну, обычно описывается как «стерильное», «декадентское» и т.п. Применение «военного стандарта» к произведениям искусства в отдельных случаях может оставлять пространство для споров, но его роль как фундаментального детерминанта культурных ценностей не подлежит сомнению. Эстетические и моральные стандарты имеют общее антропологическое происхождение в возвышении храбрости, стремлении убивать и риске смерти в племенных войнах.
Также поучительно отметить, что характер культуры общества имеет тесное отношение к его потенциалу ведения военных действий в контексте своего времени. Не случайно, что текущий «культурный взрыв» в Соединенных Штатах происходит в эпоху, отмеченную необычайно быстрым прогрессом вооружений. Это отношение признается шире, чем может предполагать литература по данному вопросу. Например, многие художники и писатели начинают выражать озабоченность ограниченными возможностями для творчества, которые они предвидят в мире, свободном от войны, который, по их мнению, или по их надеждам, скоро наступит. В настоящее время, они готовятся к этой возможности посредством беспрецедентных экспериментов с бессмысленными формами: в последние годы их интерес неуклонно двигался в направлении абстрактных структур, беспричинных эмоций, случайных событий и несвязанных последовательностей.
Отношение войны к научным исследованиям и открытиям носит более явный характер. Война является основной мотивационной силой для развития науки всех уровней, с абстрактно концептуального, до узко технологического. Современное общество высоко ценит «чистую» науку, но все значительные открытия об окружающем мире исторически неизбежно были вызваны реальной или воображаемой военной необходимостью своей эпохи. Последствия открытий могли идти совсем в другом направлении, но война всегда обеспечивала первоначальный стимул.
Начиная с выплавки железа и стали, через открытие законов движения и термодинамики, заканчивая веком атомных частиц, синтетических полимеров и космического корабля, никакой важный шаг в развитии науки не обходился без хотя бы непрямого влияния со стороны неявных требований вооружений. Более прозаичные примеры включают радио на транзисторах (продукт требований военных коммуникационных систем), конвейерную сборочную линию (от потребностей в огнестрельном оружии во время Гражданской войны), стальные каркасы зданий (от стальных линкоров), шлюз, и так далее. Типичная адаптация наблюдается в таком скромном устройстве, как обычная газонокосилка; она развилась из вращающейся косы, разработанной Леонардо да Винчи для того, чтобы лошади толкали ее во вражеские порядки.
Наиболее прямая связь существует в медицинских технологиях. Например, гигантская «шагающая машина» и усилитель движений тела человека, изобретенные для военного применения в тяжелых природных условиях теперь позволяют ходить многим людям, ранее прикованным к инвалидному креслу. Война во Вьетнаме сама по себе привела к значительным шагам в развитии процедуры ампутации, техникам хранения крови и логистики хирургии. Она стимулировала новые широкомасштабные исследования малярии и других заболеваний, переносимых паразитами; сколько бы времени они заняли? Их бы долго откладывали, несмотря на их огромную невоенную важность для почти половины населения мира.